Эмоциональная женская травма. Исцеление детской травмы, полученной дочерью в отношениях с отцом [Линда Шиерз Леонард]

Многие наши проблемы являются следствием травм перенесенных в детстве, в их основе могут лежать отношения между детьми и родителями. Автор книги рассмотрела последствия нарушенных отношений между отцом и дочерью. Она выделила следующие ВАРИАНТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТРАВМЫ:

- отец – слабый человек (алкоголизм, игровая зависимость, неспособность удержаться на работе и т.д.) – вызывает у дочери чувство стыда
- отсутствие отца (развод, война, смерть, болезнь)
- чрезмерное баловство (дочь теряет ощущение всяких границ, ценностей, авторитета)
- непризнание женственности (фемининности)
- эмоциональная холодность
- подавление дочери отцом на коллективном уровне (патриархальная культура)

ДВА ВЫХОДА:

- отказываясь от внутренней работы, женщины отказываются от ответственности за свою жизнь, и не хочет ничего менять, в первом случае осуждая отца и других мужчин и во втором – приспосабливаясь к ним, проживать традиционные роли, навязанные обществом;

- ОТКРЫТЬ СЕБЕ СЕБЯ.

Эмоциональное и духовное развитие дочери в существенной степени зависит от отца, он является первой маскулинной (мужской) фигурой в ее жизни, на основе которой формируется модель отношения к другим мужчинам. Отец создает модель авторитета, ответственности, умения принимать решения, объективности, порядка и дисциплины. Когда дочь становится взрослой, он отступает назад, чтобы она могла впитать эти идеалы и актуализировать их внутри себя.

Некоторые отцы до конца жизни остаются «вечными юношами» (подростками) не умеющими сформировать границы для самих себя, они избегают реальности и живут в своем вымышленном мире. У них не развивается умение «выдержать» и выстоять в трудной ситуации, склонность ничего не доводить до конца, желание избегать трудностей, рутинной работы, чтобы воплотить задуманное в реальность. Это «донжуаны», бегающие от одной юбки к другой, «сыночки», покорно пресмыкающиеся перед властными женами, «папочки», соблазняющие романтическими отношениями своих дочерей.
Дочери у таких «вечных юношей» повзрослев не ощущают безопасности, страдают от нестабильности, неуверенности в себе, тревожности, фригидности, отсутствие веры в мужчин – в общем от ощущения слабости Эго. А если дочери стыдно за своего отца, она переносит это чувство стыда на себя.

Другие отцы жесткие, холодные, иногда безразличные, порабощают своих дочерей силой авторитарные установки. Они ставят во главу угла послушание, долг, рациональность. Такие отцы – чаще всего властные «старики», в основном озлобленные, циничные, раздраженные, лишенные вкуса к жизни. Для них главное – контроль и правильное поведение, им чужда спонтанность, неожиданность, творчество. Положительные стороны отношений с властным стариком – ощущение безопасности, стабильности, порядка, негативные стороны – подавление женственности, чувств, эмоций, непосредственности. Дочери таких отцов практически полностью разобщены со своими женскими инстинктами, проявляю грубое и жестокое отношение (к себе и другим), отказываются жить собственной жизнью.

Это две крайние тенденции, но отношение большинства отцов представляет собой сочетание этих двух тенденций.
Часто отцы, имеющие крайние тенденции, выбирают в жены свою противоположность, «вечный юноша» - властную «мать», авторитарный старик – жену «дочь».

На такую ситуацию дочери два паттерна – «вечная девушка» и «амазонка в панцире».

«ВЕЧНАЯ ДЕВУШКА» - женщина, которая психологически всегда остается юной девушкой, она остается зависимой дочерью, принимают тот образ, который на нее проецируют, она отдает другим свою силу и ответственность за формирование собственной идентичности. Часто выходит замуж за авторитарного мужчину и становится воплощением того образа, который он хочет в ней видеть. Вместо того, чтобы развиваться и узнать, кто она такая на самом деле, вечная девушка формирует свою идентичность на основе чужих проекций: роковая женщина, хорошая дочь, очаровательная жена и хозяйка, прекрасная принцесса, женщина-муза и даже трагическая героиня. Она играет разные роли, это могут быть:

- «куколка-милашка» – внешне она кажется независимой и успешной, и ей могут завидовать другие женщины, но внутри остается слабой и зависимой. Для изменения ей необходимо осознать, что ей недостаточно существовать, лишь исполняя желания мужа и служа экраном его проекций, ей также нужно осознать, кто она на самом деле, при этом в процессе осознания того факта, что ее жизнь не принадлежит ей, может вызвать в ней много гнева. В этом случае, одна из ее главных задач – избежать безудержного гнева и ожесточенного и мстительного отыгрывания своей обиды. Теневым аспектом покладистой жены является сильная женщина, которая манипулирует мужем. Важно начать формировать свою систему ценностей и сознательно признать свою власть и использовать ее открыто и творчески; (Ибсен «Кукольный дом», героиня Нора)


- «девушка из стекла» - хрупкая, отчужденная от жизни, живущая в мире своих фантазий, идеального возлюбленного, они уходят в мир книг, фантастики, поэзии. Такие девушки чаще всего не имели в своей жизни связи с настоящей маскулиностью, и их трансформация может наступить благодаря воздействию этой маскулиности, которую она до сих пор не ощущали, но требует от них ответной реакции – пойти на риск, чтобы вступить в доверительные отношения с мужчиной; (Тенесси Уильямс «Стеклянный зверинец», Лора)

- «парящая в вышине «Донна Хуана» - такая девушка живет импульсивно, она свободна и неуправляема, как ветер, как бурный поток. Она кажется спонтанной и свободной, ведет бурную, захватывающую жизнь. Взмывая в заоблачные выси, она живет в пространстве возможностей. Живущая вне времени, такая «ошалевшая» пуэлла (девушка) обычно не признает границ, пределов, существующего порядка, телесных и временных ограничений. У таких женщин бывает развита интуиция, они артистичны, склонны к мистицизму. Они взмахивают вверх и безрассудно парят, стремясь испытать смертельную дрожь от ощущения возникающей опасности. Сложность этого типа состоит в том, что женщина пытается жить, используя абсолютно все возможности, игнорируя реальные ограничения в жизни для себя и других. Что ей необходимо сделать – принять эти границы и связать себя обязательствами по отношению к кому-то. Единственный путь трансформации – реализовать себя в каких-либо областях искусства; (Анаис Нин «Шпионка в доме любви», Сабина)

- «никчемная» - женщина, которая стыдясь своего отца, становится отверженной обществом или же сама бунтует против него. Или она отвергает отца, но тогда из бессознательного появляется Теневая сторона ее Личности, и она все равно проживает его паттерн. Мать часто осуждает отца, и если в дочери замечает его черты, то мать осуждает и наказывает ее, пугая, что она может разделять его судьбу. Если дочь перестает следовать «доброму совету» матери, она может взбунтоваться и повторять отцовский паттерн, отыгрывая его саморазрушающее поведение. Такие женщины ведут инертную, пассивную жизнь, бывает, что они попадают в алкогольную и наркотическую зависимость или вступают в зависимые любовные отношения. Или они выходит замуж за человека, похожего на отца, и растрачивают себя, находясь в депрессии и занимаясь мазохизмом. Часто эти женщины настолько идентифицируются со своим положением жертвы, что не могут принять на себя ответственность за свое положение. Спасение состоит в борьбе с этой идентификацией. Ей необходимо принять то, что она является одновременно невиновной и виноватой, и что у нее внутри присутствуют и разрушительная и спасительная энергия. Задача состоит в том, чтобы от установки цинизма, отчаяния и отверженности перейти к вере, надежде и осознанному самоутверждению на жизненном пути; (Артур Миллер «После грехопадения, Мэгги (прототип Мерлин Монро)

Общим для всех паттернов «вечной девушки» является возведенная в абсолют невинность, либо возведенную в абсолют виновность, это две стороны одной и той же медали и способствуют формированию зависимости от других и избегания ответственности за свою жизнь, избегание выбора и принятие решений. Так же у них нарушены отношения к нормам и ограничениям: такие женщины либо отказываются принимать ограничения, либо слишком ограничивают себя.
Главная проблема пуэллы – в ее самоутверждении: она должна считать себя такой, какая она есть на самом деле, ей свойственно определять себя на основании отношения и мнения других. Для самосознания необходимо уметь объективно осознавать свои возможности и ограничения, и актуализировать этот синтез, для этого пуэлле нужно признать свою силу и развить ее, полностью обратившись в своей уникальной сущности. Постоянно живя в мире возможностей, пуэлла имеет тенденцию к развитию слабости, ибо ничего не доводит до конца, ее поглощает пропасть возможностей.

Кьеркегор описал три вида отчаяния: бессознательное отчаяние, сознательное отчаяние, которое проявляется как слабость и сознательное отчаяние, которое проявляется в форме неповиновения.
Бессознательное отчаяние нарушает связь человека с Самостью, однако он об этом не подозревает. Такой человек ведет гедонистическую жизнь, и удовлетворяя только влечения Эго (эстетизм, донжуанство). Но к их нескончаемому чувственному наслаждению периодически примешиваются всплески черной меланхолии и тревоги.
Если человеком завладевают темные силы скуки и тревоги, он начинает осознавать свое отчаяние и разобщенность с Самостью, у него появляется ощущение, что он слишком слаб для выбора Самости – выбора, который потребует признания своей силы для принятия решения. Они страдают, испытывая отчаяние из-за слабости: они хотят быть мужественными и принимать ответственность и риски этой жизни, но боятся и не могут совершить этот шаг.
Но если человек еще глубже осознает причину своей слабости, то к нему приходит осознание того, что эта извиняющая его слабость является лишь способом избежать признания своей силы. Это высшая степень осознания – осознание того, что человек обладает достаточной силой, чтобы выбрать Самость, но делает выбор, отказываясь от изменения. В отчаянии неповиновения он отвергает возможность изменений.

ПУТЬ К ТРАНСФОРМАЦИИ
(сказка «Румпельштильцхен»)

1. Следует понимать и ощущать как можно больше из того, что существует у нее внутри. Открывать теневые аспекты, ограничивающие женщин. Это позволит увидеть целиком весь паттерн, сознательно присвоить имя негативной фигуре. Сохранить ребенка, символизирующего ее личностный потенциал, и лишить силы старый ограничивающий комплекс, составив представление о нем (назвав).
2. Это осознание приносит страдание и приводит к необходимости совершить следующий шаг. Сознательно принять страдания существующие в жизни пуэллы, осознать, что эти страдания действительно имеют очень важное место. Пуэлла чувствует себя жертвой, и по существу отказывается принимать на себя отвестсвенность. Принять страдания – значит вступить в борьбу с теневой фигурой.
3. Осознание того, что не смотря на нашу слабость, мы обладаем внутренней силой (высшей энергией). Высшее осознание отчаяния слабости приводит к осознанию того, что слабость это форма защиты, т.е. нежелание принимать силу, уже потенциально существующей в Самости.
4. Принятие силы Самости – осознание выбора, существующего в самой основе нашего бытия. Для пуэллы важно принять эту силу, не отвергать ее, следуя своим привычным паттернам – избегать, отчуждаться, приспосабливаться или бунтовать. Принятие силы – сложный и длительный процесс, таким образом, спокойное, осознанное ожидание становится ключом к завершению процесса.
Часто сновидения приносят образы, помогающие пройти этот путь трансформации.


«АМАЗОНКА В ПАНЦИРЕ» - часто внешне успешная, материально независимая, энергичная, но внутренне слабая, опустошенная, ужасно одинокая женщина. Часто у нее в сновидениях проявляется образ панциря. Согласно легенде у амазонок было принято обесценивать мужчин, часто их превращали в рабов и использовали, как обезличенных самцов для деторождения. Следовательно, если отец был безответственным или эмоционально не вовлеченным в отношения с дочерью, то часто формируется негативное отношение к отцу. В таких случаях дочь, скорее всего, отвергает своего отца (и даже мужчин вообще) на сознательном уровне, ибо ее жизненный опыт подсказывает, что он ненадежный человек. Тогда на бессознательном уровне она идентифицируется с маскулинным началом. Когда женщины стремятся одержать победу над мужчинами, идентифицируясь с ними, уникальность феминности незаметно обесценивается, так как подразумевается, что маскулинность обладает большей силой. Часто амазонка использует метод самозащиты, оберегаясь от всего, что не может контролировать.

- «суперзвезда» - наверное самая обычная реакция женщины на безответственного отца – желание сделать то, что не сделал отец и чего он не добился в профессиональной и социальной сферах. Однако тенденция компенсировать недостатки отца часто приводит дочь к перенапряжению в работе и стремлению к сверхуспешности (трудоголик). Зачастую такая женщина остается сухой, лишенной связи со своей сферой чувств и инстинктов. Это часто заканчивается депрессией и потерей смысла жизни. Ее отношения с мужчинами не общение с субъектом, а взгляд на объект, причем с насмешкой. Но за этой холодной установкой скрывается страх быть отвергнутой. Нельзя исключать роль в формировании этого паттерна мать, которой чаще характерно маскулиноподобное отношение к работе и роль мученицы. Следовательно, через мать, подавляющую свои чувства, может осуществляться маскулинное влияние на дочь. Часто стремление к успешности, является компенсацией влияния депрессивного и бездеятельного отца и честолюбивой, но реализовавшейся матери.
Избегать работы – не лучший способ реализовать феминный потенциал, важно интегрировать в себя феминность и использовать ее творческий потенциал в своей деятельности;

- «покорная, преисполненная долга дочь» - такая женщина с детства приспосабливается и «прогибается», чтобы быть хорошей дочерью, а затем добросовестной, ответственной и надежной взрослой женщиной. Она преисполнена ответственности перед проекциями, исходящими от окружающих, но внутри скрывается измученный строгостью, эмоционально истощенный ребенок. Таким женщинам важно понять, что этот образ «покорная, преисполненная долга дочь» является спроецированным, а не их собственным. Хотя такая женщина кажется воплощением праведности и добродетели, она вместе с тем отвергает свою Тень и все, что ей соответствует в жизни, в том числе и творческие возможности. Нет ничего удивительного, в том, что такие женщины часто жалуются на эмоциональное истощение, опустошенность и отсутствие смысла. Она как бы прячется за Персону, образ, который ей абсолютно чужд. «Покорная, преисполненная долга дочь» попадает в услужение другим, препятствуя развитию собственных творческих способностей и межличностных отношений.
Избавиться от панциря или сбросить с себя Персону значит стать открытой для темных и слабых сторон своей личности, которые были подавлены и вытеснены ради подчинения сильному и жесткому авторитету, и также отказаться от контроля установившегося в силу такого подчинения, а это опасно, ибо подавленная сторона личности остается неразвитой и примитивной. И если темные стороны личности будут раскрываться бессознательно, то это чревато нервными потрясениями и психотическими эпизодами; (Бергман «Лицом к лицу», Йенни)

- «мученица» - для этих женщин характерны бездеятельность и пассивная обидчивость, самоотречение и самопожертвование, а чаще всего на лице таких женщин заметна маска обреченной на страдания. Такая женщина никогда не перечит, подавляет в себе эмоции радости и гнева, а вместе с тем и свою сексуальность. Основная черта «мученицы» - непомерная услужливость в роли жены и матери. Этот паттерн часто возникает в семьях, где мать сильно критиковала и одергивала дочь, а отец был слабым и бездушным, чтобы за нее вступиться. Женщины такого типа бессознательно принимают на себя материнскую роль по отношению к мужьям.
Согласно Лоуэну («Любовь и оргазм») для матери-мученицы характерен мазохистский аспект пассивного подчинения, под которым скрываются чувства подчиненности, враждебности и презрения к мужчинам. Мученичество зачастую способствует несексуальному сближению с мужем, который лишается своей мужской силы, т.е. становится психологически кастрированным.
Бывает, что в бессознательной попытке порвать со взятыми обязательствами мученицы женщину после 30 лет захватывают любовные отношения «на стороне», иногда многочисленные и неразборчивые. Но, не осознав причины такого поведения, женщина не способна трансформировать свой внутренний мир. Такой женщине нужно сознательно разрешить себе оказаться в потоке переживания, включающих в себя и сексуальные, и творческие импульсы, признать, принять, формировать их.
По существу мученичество является защитной реакцией против переживаний; мученица ждет проявлений признания и жалости по отношению к своей самоотверженности, играя на том, чтобы вызвать у окружающих чувство вины; (Феллини «Джульетта и духи», Джульетта)

- «королева-воительница» - еще одна реакция дочери на безответного и слабого отца – стать очень сильной и целеустремленной. В этом случае дочь противится любой иррациональности, которую она ощущает в отце. Видя безответственное отношение к феминности со стороны отца, она начинает борьбу против него. Вооружившись паттерном борьбы, дочь отвергает и призирает отца, а зачастую и всех остальных мужчин за их слабость, полагая, что лишь она одна обладает достаточной силой сделать все необходимое. Но ирония состоит в том, что, поступая таким образом, дочь уподобляется отцу. Вся жизнь для таких женщин – череда сражений, а радостей в жизни не бывает. Ее феминная сущность скрыта под тяжелыми доспехами.

Общими для «амазонок в панцире» паттернами являются:
- стремление к контролю, поскольку амазонка хочет видеть мужчин слабыми и бессильными, она захватывает власть. Все что поддается контролю для нее становится безопасным. Однако такому сверхконтролю может сопутствовать сверхответственность, излишнее послушание и крайняя слабость. Потребность контролировать часто вызвана боязнью иррационального (стихийного и неожиданного). Часто женщины оказываются от сферы своих чувств и отношений, потому что их невозможно контролировать. А также у них теряется связь с корнями творчества и духовности;

- акцент на чрезмерном ограничении и чрезмерной необходимости. Такая установка является формой отчаяния на необходимость идентифицироваться с чужими проекциями. Человек, раздавленный отчаянием, настраивает себя против жизни. Это отчаяние обусловлено состоянием, что и оставаться прежним невозможно, и меняться страшно, потому что тогда невозможен контроль;

- постоянное перенапряжение в стремлении чего-то добиться, при таком сверхчеловеческом напряжении у них довольно часто случаются срывы (нервные, депрессивные, психотические, суицидальные).

ПУТЬ К ТРАНСФОРМАЦИИ

1. Необходимо понять, какой конкретно панцирь ее сковывает. Без осознания, этот панцирь будет окружать ее и следовать за ней повсюду, защищая от того, что у нее внутри.
2. Принять свою Тень, состоящую в ее слабости. И если у пуэллы эта слабость вынесена на осознанный уровень, у амазонки она скрыта в бессознательном (под панцирем). Принятие Теневой слабости вовсе не значит превратиться в пуэллу. Женщина-«амазонка» обладает немалой силой и ценит ее. Необходимо найти возможность, чтобы эта сила исходила из ядра личности, а не диктовалась необходимостью Эго-адаптации. И необходимо перенаправить эту силу в ту сферу, которую так боится женщина-«амазонка» - находится в тесном контакте с иррациональным. Спуская в глубины своего бессознательного и находясь там в слабости, унынии, тоске и тревоге, человек извлекает на поверхность нечто новое, а именно творческую установку, способную изменить жизнь.

Тип «амазонки» идентифицируется с героической маскулиностью, такую идентификацию следует признать и от нее освободиться. Если женщина-«амазонка» не хочет, чтобы ее панцирь сломался, ей нужно сделать все возможное, чтобы он стал как можно мягче. «Панцирь» может смягчиться благодаря влиянию любящего мужчины. Женщине-«амазонке» необходимо стать более мягкой и чувствительной, чтобы соединится с уже имеющейся у нее силой, и получить доступ к творческой феминной духовности.

Часто эти два паттерна женщины могут совмещать. Вначале проявляется паттерн «панциря амазонки», а за ним скрывается маленькая испуганная девочка.

И «вечная девушка» и «амазонка в панцире» отдалены от всего истинного Я, ибо лишены связи со своими важными частями.


Отчаяние слабости – это аспект вечной девушки, отчаяние неповиновения – аспект «амазонки в панцире». Женщинам с архетипом «вечной девушки» нужно осознать свою силу и избавиться от идентификации с жертвой. Амазонкам в панцире увидеть, что их стремление к порядку становится ложной силой, и осознать важность быть открытой для всего неизвестного и неподдающегося контролю.

Юнг считал, что индивидуальное развитие каждого человека происходит однобоко, так, что внешне проявляется одна часть личности, а другая, конфликтная, скрыта. Но подавляемая сторона, часто воздействует на поведение человека и нарушает его отношения с другими. Задача роста состоит в том, чтобы научиться видеть ценность обеих сторон личности и попытаться их интегрировать так, чтобы они действовали на пользу самого человека. Все мы несем в себе след психологического воздействия своих родителей, однако мы не обречены остаться на всегда лишь продуктами их воздействия. Психике присущ природный исцеляющий процесс, направленный на достижения равновесия и целостности. Кроме того, в психике существуют природные паттерны поведения, которые мы называем архетипами и которые вполне могут служить нам внутренними моделями, даже если внешние модели отсутствуют или не удовлетворяют.

ВАЖНЫМ АСПЕКТОМ ИЗМЕНЕНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ОСОЗНАНИЕ ЖЕНЩИНОЙ ТЕХ ПАТТЕРНОВ ПОВЕДЕНИЯ, КОТОРЫЕ НАВЯЗАНЫ ЕЙ ТРАВМАТИЧНЫМ ОПЫТОМ, ИХ ПРОРАБОТКА, ПРОЖИВАНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ СЕБЯ И СВОЕЙ ЖИЗНИ.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены