• Именно то, как вы собираете, организуете и используете информацию, определяет победите вы или проиграете [Билл Гейтс]

Смешная снежинка

Смешная Снежинка родилась на небе: все снежинки испокон веков рождаются   на небе. Едва родившись, Смешная Снежинка начала падать: все снежинки испокон   веков падают — и в этом их жизнь. А может быть, не только их жизнь, но и наша   с вами — как знать...
  Смешная Снежинка падала и мечтала. Мечтала она вслух и приблизительно так:

— Вот сейчас я пролечу мимо этого облачка, потом — мимо того облачка, а   потом ещё немножко пролечу — и тогда уже буду видна с земли. Ой, что там   начнётся!.. Все станут задирать головы к небу и смотреть на меня. Интересно,   какая я?
  Тут Смешная Снежинка скосила глаза, чтобы посмотреть на себя со стороны.

— Красивая я, — решила она. — У меня шесть таких симпатичных лепесточков   — и на каждом из них ещё по шесть симпатичных лепесточков... так что я   получаюсь совсем как звёздочка! Даже, пожалуй, получше, чем звёздочка. Нет,   просто гораздо лучше, чем звёздочка! Во-первых, у звёздочки только пять   лепестков, а во-вторых, на этих её пяти лепестках никаких других лепестков   уже нет. А на моих есть, причём шесть! Вот.
  И Смешная Снежинка полетела быстрее, чтобы все скорее её увидели: не   пропадать же такой красоте! А на лету она всё ещё продолжала разглядывать   себя и восхищаться. Просто ужас, что приключится внизу, когда её наконец   увидят... на всех дорогах, конечно, сразу начнутся аварии: никто ведь ни на   что больше не станет смотреть — только на неё одну все и станут смотреть!   Тогда все поезда сойдут с рельсов, и все машины столкнутся, и все пешеходы   споткнутся и свалятся в кучу, а она будет медленно-премедленно уже падать и   как бы не обращать ни на кого ни ма-лей-ше-го внимания.

Вдруг Смешная Снежинка справа от себя услышала маленькую чью-то песенку,   и пришлось ей прекратить на некоторое время мечтать. Потому что она взглянула   туда, где была песенка, и — ужаснулась: оказалось, что совсем близко от неё   падала ещё одна снежинка. И какая!.. Смешная Снежинка просто обомлела: у   соседки было тоже шесть лепестков и на каждом из них — ещё по шесть, но не   простых... а узорных. А самое страшное, что на этих шести лепестках у другой   снежинки было ещё по шесть — совсем крохотных!

«Ничего похожего у меня нет!» — с отчаяньем подумала Смешная Снежинка и   поспешно огляделась вокруг. Оказалось, что в небе полным-полно снежинок:   кроме неё и соседки, падало на землю, медленно кружась, Многое Множество   менее красивых, таких же красивых и ещё более красивых! «В такой толпе меня   не ровён час никто и не заметит, — сказала себе наша Снежинка, и жизнь   показалась ей совсем грустной. — Надо падать быстрее, надо опередить всех,   чтобы меня первой увидели и мною одной залюбовались».

Она собрала все свои силы и бросилась вниз — да так стремительно, что у   самой дух захватило. По обеим сторонам от неё мелькали снежинки: одна с   почтением уступала ей дорогу, другая бросалась в сторону, третья толкалась,   четвёртая нарочно закрывала путь...

Смешная Снежинка не успевала уже сосчитать, сколько у кого лепестков, и   рассмотреть, какие это лепестки, тоже не успевала: она обгоняла всех, всех,   всех. Вот позади уже облачко, вот и второе позади... ах, как много ещё   снежинок внизу — разве стольких сразу обгонишь? А снежинки кружились в   хороводах, переговаривались, пели... до чего же весело им было! Но Смешную   Снежинку их веселье не веселило: она падала вниз с немыслимой скоростью. В   конце концов, ей действительно удалось обогнать всех и остаться одной.

Только теперь Смешная Снежинка перевела дух и полетела медленнее: нельзя   было сваливаться на город, как сумасшедшей! Следовало всё-таки сохранять   какое никакое достоинство, падая с неба! Да вот беда: от такого   стремительного полета она вся взмокла и почувствовала, как... как тает,   становясь всё меньше, меньше, меньше. «Что же это я наделала с собой!» —   хотела было опомниться она, но опомниться уже не успела, потому что из   снежинки превратилась в Капельку Чистой Воды.

... малыш в синем капюшоне поднял кверху тёмные глаза — и глаза его   посветлели, потому что увидели много-много белых точек в небе.

— Сне-е-е-е-ег! — радостно закричал Малыш в Синем Капюшоне, — и другие   малыши в разных капюшонах подхватили его крик:

— Сне-е-е-е-ег!..

«Снег? — с недоумением подумала Капелька Чистой Воды. — А ведь и я   была!.. Из снега получаются замечательно высокие сугробы — и Многое Множество   малышей в разных капюшонах берёт тогда свои санки и катается с гор. Как,   наверное, это всё-таки прекрасно — быть снегом!» О, теперь это была уже не   Смешная Снежинка — это была мудрая Капелька Чистой Воды, которая прожила   почти целую жизнь. И, улыбнувшись тому, как глупо и быстро прожила она эту   жизнь, Капелька Чистой Воды тихонько скользнула в ещё не успевшую замерзнуть   землю — скользнула вместе со всеми своими хорошими мыслями, которые всё-таки   успела додумать до конца.

Евгений Клюев. "Ужасно скрипучая дверь и другие люди"